Контроль и своевременность – главное в работе, считает стармех Николай Борисенко

3229

О своей работе в море корреспонденту «Морской Правды/The Maritime Telegraph» рассказал Technical Subordinate крюинговой компании Alpha Navigation старший механик почти с 30-летним опытом работы в море  Николай Борисенко.

МП/МТ: Николай Николаевич, почему захотели стать моряком и что заканчивали?

Н.  Борисенко:  Я долгое время прожил с родителями за границей, постоянные переезды, наверное, и предрешили мою дальнейшую судьбу. С 85 года учился на 5-й фонтана в 17-м морском училище на моториста-матроса. В 90-х годах это училище развалили, к сожалению. В 88 году начал работать мотористом. После – была армия, и снова «ЧМП». Между рейсами закончил вышку по специальности «Эксплуатация судовых энергетических установок» и стал ходить четвертым механиком, третьим, вторым и, наконец, старшим уже от различных крюингов.

МП/МТ: На каких судах Вы работали? Какова работа судового механика? В чем самые большие трудности этой профессии?

Н.  Борисенко:  Я работал немного на пассажире и научнике, а на балкерах и контейнерах – последние 13 лет. Труд физический, конечно, тяжёлый. Но особых трудностей нет, когда экипаж слаженный. Основные обязанности – это обслуживание и ремонт механизмов различных систем. Самое главное, отчего у многих судовых механиков возникают проблемы, – это отсутствие должного контроля и своевременного обслуживания механизмов. Механик обязан думать и предотвращать поломки, держать под контролем все параметры, стараться контролировать их ухудшение. Если меры не принимаются, то случаются поломки, приводящие к финансовым затратам компании, а также к глупой работе механиков и мотористов. Один недосмотренный маленький болтик может выпасть и разрушить весь механизм. Лучше заранее заменить, чем потом иметь кучу проблем.

1

Было такое, что и тонули под Австралией, потому что пароход был старый, еще советской постройки. Но, слава богу, выскочили. Тогда в машинном отделении было по пояс воды, запускали аварийную осушительную систему для откатки воды напрямую за борт. Ставили цементный ящик на проржавевшую трубу кингстона. Так раньше все работали, ежедневно устраняя набегающие проблемы, не было должного контроля, не было программ PMS, поэтому приходилось делать уже то, что поломалось.

МП/МТ: Какое из происшествий за все годы работы в море запомнилось больше?

Н.  Борисенко:  Бывали и тайфуны, и циклоны, и шторма.  И люди даже погибали на судне. Как-то на контейнеровозе мы стояли в отстое на якоре около Гонконга во время сильного шторма, который перерос в тайфун. Нас так бросало, что на мосту третий помощник из Латвии не удержался, и его дважды ударило головой о противоположные борта. Его подхватили и зафиксировали в кресле. Но было уже поздно. Судно мы спасли общими усилиями, но человек погиб. Вот и такое бывает в жизни на море.

Был случай, когда нас на большом контейнеровозе преследовали пираты на входе в Красное море. Благодаря тому, что судно было правильно подготовлено к прохождению пиратской зоны, попытки приблизиться к судну и забраться на борт не увенчались успехом. Они были на двух быстроходных катерах и пытались подойти с обоих бортов. Но из-за больших бурунов во время маневрирования судна на большой скорости в 25 узлов, им это не удалось.

МП/МТ: Вы работали во  времена «ЧМП», чем отличалась работа в «ЧМП» от  других компаний?

Н.  Борисенко:  До сих пор многие компании пытаются работать по системе «ЧМП». Уровень планирования, снабжения судов запчастями, уровень подготовки специалистов был очень высокий и намного лучше, чем существующие. Перед каждым рейсом и после офицер должен был пойти к наставнику со своей тетрадочкой и отчитаться о проделанной работе, о новых выученных механизмах и системах. На судне всегда были технические занятия. Сейчас тоже есть компьютерные программы, но это не сравнится  с личным общением с механиком или помощником, который может показать и рассказать, что и как делать.

еще рыба

Профессионализм в морской сфере практически потерян. Уровень подготовки молодых моряков как специалистов очень низкий. В основном есть только теоретические знания. В хороших компаниях, где идет жесточайший отбор, например, как в Seaspan или Maersk, есть достойные ребята. Кадетом сейчас на практику вообще очень тяжело уйти. А откуда могут быть практические знания и опыт без рейса? А практика на «Дружбе» или в порту не выдерживает никакой критики.

Когда я учился в 17-м училище, то мы по два месяца каждый год проходили практику на судоремонтном в Ильичевске или Одессе. После второго курса я попал на судно матросом, а в «ЧМП» потом пришёл мотористом. И училище тогда гарантировало трудоустройство.

День рождения на судне.
День рождения на судне.

МП/МТ: Вам больше нравится работа в море или на берегу?

Н.  Борисенко:  Дома, несомненно, лучше, но платят меньше, поэтому многие уходят в море. Деньги – это одна большая причина, по которой  ходят  в моря. Я больше, конечно, люблю инженерную работу, бумажки для меня не интересны, но пока необходимо быть здесь. Поэтому пока работаю в офисе.

МП/МТ: Расскажите немного о вашей семье. Ваши дети пошли по стопам отца?

Н.  Борисенко:  Я женат, и у меня есть два сына, которые ещё учатся, но не в морской сфере. Наша семья рассматривает возможность их дальнейшего образования в Западной Европе.