«Потребовалось 4 года тюрьмы, чтобы доказать свою невиновность», — старший механик Валерий Сидоренко

2101

История ареста и долгого возвращения домой для многонационального экипажа Seaman Guard Ohio обернулась томительной одиссеей длиной более четырех лет. 12 октября 2013 года индийские власти задержали судно американской компании AdvanFort, предоставляющей охранные услуги торговому флоту в Индийском океане. Простой осмотр судна вылился для команды в серьезные обвинения и приговор к тюремному заключению. Старший механик Валерий Сидоренко, гражданин Украины, смог вернуться домой лишь в конце 2017 года. Какие испытания выпали на долю невиновных моряков и почему команду так долго держали в заключении Валерий Федорович в эксклюзивном интервью рассказал изданию The Maritime Telegraph/«Морская правда».

Месяц назад до злополучного 12 октября Seaman Guard Ohio, совершая переход, стал без видимой на то причины – все оборудование было исправно. Как позднее выяснилось, на оба винта намоталась рыболовная сеть, которая и не позволяла завести двигатель. Судно потихоньку несло во внутренние воды Шри-Ланки, оказаться в которых без предварительного запроса грозило арестом и судебными разбирательствами. Делать нечего, ситуацию могла спасти лишь моряцкая отвага. Старший механик Валерий Федорович Сидоренко, один из трех украинцев на борту, с большим риском для жизни нырнул в бьющие о борт волны и перерезал сеть на одном из винтов. Двигатель ожил, и «охранникам» удалось отойти на безопасное расстояние. Не нарушая границ, встали на якорь возле порта Тутикорин, чтобы привести судно в надлежащее состояние. Вскоре к Seaman Guard Ohio подошел пограничный катер Индии, подтвердил, что они находятся в нейтральной зоне и вызвал водолазную службу. Все прошло без сучка, без задоринки, как по учебнику, и «охранники» отправилось согласно дальнейшему маршруту, стараясь нагнать потерянное время.

Экипаж даже не подозревал, что месяц спустя это же место станет для них роковым. По указаниям охранной компании AdvanFort, которой принадлежит судно, Seaman Guard Ohio сделало еще одну остановку в той же точке, чтобы заказать снабжение: продукты, необходимые запчасти и запас топлива.

Рано утром, в несчастливые четыре утра, к судну подошел пограничный катер с вопросом: «Чего вы здесь стоите?». Вопрос поверг команду в недоумение. Ведь как же? Становясь на якорь у границы внутренних вод, капитан доложил цель остановки, оповестил по системе OSI Port State Control, кто они и что находится на борту. Пограничникам этого оказалось мало, они заявили, что хотят осмотреть судно, для чего потребовали стать на якорную стоянку в связи со штормом. В головах экипажа зазвенел тревожный звоночек. Чтобы выполнить это требование, необходимо было войти во внутренние воды государства, но сперва за неделю подать соответствующую декларацию. На это пограничники милостиво разрешили не придерживаться общепринятого протокола. Ситуация выходила щекотливая. Капитан связался с компанией, откуда ему сообщили: «Выполняйте их распоряжения».

Охранное судно Seaman Guard Ohio компании AdvanFort, на котором задержали экипаж

Послав погранотряду уведомление, что Seaman Guard Ohio идет под конвоем их катера и попросив разрешение бросить якорь, капитан услышал требование идти в порт. Теперь в головах било тревожным набатом. Зайти в торговый порт, когда у них оружие на борту? Но судовладелец AdvanFort будто и не заметил подводных камней и все равно потребовал беспрекословного подчинения местным властям. В порту экипаж должен был встретить представитель компании, который и уладил бы все возможные недоразумения.

Однако вместо представителя компании, МИДа или адвоката, в порту их ждало человек семьдесят полицейских. Все в разных формах, будто на причал согнали все подразделения, какие только смогли найти. До позднего вечера они задавали вопросы, осматривали судно, пытаясь прикопаться к чему-нибудь. На следующий день ситуация повторилась. И через день, и так далее. Экипаж, так и не получивший снабжение, взяли измором; кормили только байками о том, что через два-три дня они смогут, наконец, покинуть порт.

17 октября команда Seaman Guard Ohio столкнулась с такой просьбой: в этот раз полиция Индии попросила их отправиться под конвоем полицейских машин в госпиталь якобы для отдыха и врачебного осмотра. К слову, ни одного человека в белом халате на пристани не наблюдалось, лишь хмурые и напряженные представители правопорядка. На борт также не взошел ни один адвокат, ни чиновник МИДа. Даже появившийся вскоре представитель компании занял сторону индийских властей. Его позицией было не создавать препятствий местным уполномоченным органам, оказывать всяческое содействие и надеяться на справедливый исход дела.

Капитан Дудник, уроженец Украины, понял, что рассчитывать исключительно на украинское посольство – все равно, что играть в рулетку, а потому заблаговременно отправил письмо с просьбой о помощи в британское посольство, так как на борту были граждане Великобритании.

Когда на следующий день нам было велено остановить двигатель и в добровольно-принудительном порядке отправится в госпиталь, оставшиеся к тому времени на борту капитан Валентин Дудник и старший механик Валерий Сидоренко поняли: это конец. Не стоит и надеяться на быструю и благополучную развязку.

«В тот момент, я не мог избавиться от мысли «А знает ли мир о том, что сейчас здесь происходит? Кто-то должен узнать и рассказать общественности! – вспоминает Валерий Сидоренко. – И тогда, чтобы привлечь внимание, я беру веревку и лезу на мачту вешаться. Точнее, имитировать. Мачта высокая, и мне прекрасно видно, как стоящие на берегу и на палубе офицеры спохватились и бегут ко мне, а я смотрел в сторону причала: не фотографирует ли кто? Для надежности, стал кричать о том, что мы не нарушали закон, и индийская полиция совершает противоправный акт! Сейчас мне смешно об этом вспоминать, но тогда у меня от беспокойства пересохло в горле».

Когда полицейским все же удалось вернуть старшего механика на палубу и помешать его «самоубийству», Валерий Федорович обнаружил, что с его груди случайно сорвали крестик на цепочке и тут же потребовал офицера его вернуть. Вероятно, для граждан Индии с их вероисповеданием, православный крест не нес никакого сакраментального значения, потому что полицейский никак не отреагировал на его требование.

Как же экипаж мог заставить органы власти чужой страны поступать по справедливости, когда компания-работодатель и МИД родной страны практически бездействуют? Представитель компании на это почти слезно умолял не создавать конфликт и уверял, что в скором времени их всех отпустят. Никто из команды тогда даже представить не мог, что задержаться им придется на долгие четыре года…

***

В тот же вечер весь экипаж повезли в суд, где их заставляли подписывать какие-то бумаги на тамильском языке, которые большинство из команды даже прочесть не могли. Валерий Сидоренко в это время искал глазами репортеров, которые могли бы донести до общественности, что с ними происходит.

Следующим пунктом назначения команды Seaman Guard Ohio была тюрьма. Всем 35 морякам (10 членам экипажа и 25 охранникам) пришлось разместиться в большом помещении и спать на тонких циновках. На просьбу выдать им матрацы, они получили отказ и ответную просьбу не шуметь. Экипаж не стал настаивать, людей не покидала надежда, что их пребывание в СИЗО, как и в Индии в целом, не продлится долго. На следующий день спать на подстилке стало невыносимо, а матрацев они так и не дождались. Тогда Валерий Федорович уже знал один проверенный способ привлечь внимание: вздохнув, он снял рубашку, привязал повыше на прутьях и заявил: или матрац, или он вешается! Непривыкшие к такому сопротивлению, индийская полиция все же пошла на уступки и выдала матрацы, но всего два: для него и капитана, как людей в возрасте.

Расследование «преступления» началось с того, что прокурор взял 180 дней для выяснения обстоятельств дела. Решение суда Индии менялось чаще погоды. Как только адвокату экипажа удалось добиться того, что их выпустили под залог, судья тут же отменил постановление. Команде снова пришлось отправиться в следственный изолятор строгого режима.

«Больше всего я переживал о том, знают ли наши родные, где мы и что с нами. Не сходят ли они с ума, – рассказывает старший механик Валерий Сидоренко. – У нас отобрали мобильные телефоны, позвонить как-то иначе не предоставлялось возможности. Когда сокамерник предложил позвонить дочери со своего телефона, я и слова не смог выдавить из себя. Попросил его кратко передать, что с нами все хорошо, пусть не переживают».

Спустя шесть месяцев и смены адвоката, решением суда постановили выпустить команду судна под залог, а также признать их невиновными, вернуть документы и отправить на родину на основании того, что состава преступления нет. Казалось, вот она – победа! Однако на этом все и затихло. Еще неделю экипаж уговаривали не волноваться, в итоге «недоволновались» до того, что домой никто так и не поехал. По законам Индии документы возвращает та инстанция, которая их и отобрала, но по их собственному усмотрению, имея право проигнорировать решение суда. Ничего не оставалось, как разъехаться по съемным квартирам и хостелам и ждать-ждать-ждать, когда власти Индии все же дадут им настоящую свободу, а не ее бледную тень.

Старший механик Валерий Сидоренко в окружении борцов с пиратами.

Найти себе жилище оказалось той еще задачкой. Местная полиция по каким-то причинам очень невзлюбила моряков и предупредила граждан не оказывать им никакого содействия. Некоторые жители и сочувствующие осторожно, словно шпионы, все же помогли команде судна кое-как обустроиться. Экипаж Seaman Guard Ohio разбросало по городу Ченнаи, столице штата Тамилнад. Без паспортов или прописки, формально они считались нелегалами, и само по себе их пребывание в стране было незаконным. Однако и выехать без документов команда была не в силах. В конце концов украинское посольство добилось для своих граждан своеобразной альтернативы – официальных бумаг А4, которые на территории Индии временно заменяли им паспорта. Все это время Валерий Федорович жил на те средства, которые ему удалось заработать ранее, и на средства, которые пересылала из Украины дочь Анна.

«В то время, что мне приходилось жить в гостинице и квартире, я ощутил за собой слежку, – говорит Валерий Сидоренко. – Каждый день в одно и тоже время я ходил в кафе и замечал одного и того же человека. Однажды я не вытерпел, подошел к нему и спросил, не полицейский ли он? Позднее мои опасения подтвердились: знакомый работник кафе сообщил, что за мной действительно следили.

Другой случай застал меня, когда я прогуливался по набережной, – продолжает старший механик. – Какой-то незнакомец битый час петлял за мной, пока я пытался уйти от «хвоста». Заметив двух девушек-полицейских, я подошел и максимально серьезно выпалил: «За мной следят и хотят убить!». С тех пор слежки за собой я не замечал».

Чего еще стоило опасаться членам экипажа – так это провокаций. Валерий Федорович боялся, что ненароком самолично вручит индийской полиции повод арестовать себя по настоящей причине, а не надуманной.

А судебное разбирательство тем временем затягивалось. Дело «охранников» скакало из Верховного суда в Дели до суда первой инстанции, каждый из которых брал отсрочку на несколько месяцев для «изучения дела».

В январе 2016 года на следующих слушаниях разыгрался казус: не могли решить, на каком языке будет идти суд, публика ведь собралась разношерстная. Каждая сторона требовала переводчика на понятный им язык, конечно, среди этого гомона прозвучало слово «украинский». Знакомые адвокаты и друзья, с которыми успели сойтись моряки в Индии, в один голос заверяли: «Зачем вам переводчик? Прокурору нечего вам предъявить, перед ним чистая бумага! Вас скоро отправят домой».

На том и порешили: пусть все идет, как есть! В груди членов экипажа все еще горела надежда на скорейшее освобождение и что до долгожданной свободы рукой подать.

Разыгравшиеся слушанья отдавали стойким привкусом абсурда. Адвокаты не иначе как издевались над прокурорами, в пух и прах разнося их наклепы. Свидетели со стороны обвинения на глазах превращались в лжесвидетелей, настолько их грубо сколоченные наветы не выдерживали критики.

Морякам пытались вменить в вину нарушение границы, незаконную перевозку оружия и пространную теорию о том, что охранники, перевозящие на борту оружие, – потенциальные террористы. А такие суда, как Seaman Guard Ohio, представляют угрозу суверенитету страны, в то время как органы правопорядка должны стоять на страже индийских берегов.

Берегам страны прокуроры также отвели место в своем монологе. Seaman Guard Ohio во избежание международного конфликта остановилось в 12,8 км от берега, в нейтральных водах. И тогда власти Индии придумали такой повод для задержания: считать внутренние воды (12 км от берега) не от материка, а от скал, которые находились вблизи. Если считать таким образом, то «охранники» находились приблизительно в 10 км от Индии, вторгнувшись в ее внутренние воды. Скалы же быстро объявили некогда заселенной территорией, возле которых в XVII веке жители Индии ныряли за жемчугом.

Не обошли вниманием и категории ружей, находящихся на борту «охранников». В Индии категорически запрещено автоматическое оружие. Зная это компания AdvanFort заказала модификацию всех автоматических ружей, находящихся на борту. Все 35 единиц оружия на момент задержания были полуавтоматическими и соответствовали индийскому законодательству, на это указывали чертежи и прочие документы. На вопрос судьи, почему тогда в отчете эксперта по баллистике категорию ружей определили как «автоматическую», вышеупомянутый эксперт бесхитростно ответил: «Меня попросила полиция».

После такого заявления, все присутствующие в зале суда были уверены, что теперь-то морякам вынесут оправдательный вердикт. Однако следующий день преподнес свои малоприятные сюрпризы и тревожные сомнения. Здание суда окружали многочисленные автобусы и полицейские машины. Когда судья начал зачитывать приговор, все присутствующие адвокаты насторожились. Валерий Сидоренко понимал с пятого на десятое – ему урывками переводил на английский знакомый. Атмосферу всеобщего напряжения можно было резать ножом. Наконец, прозвучала фраза: «семь с половиной лет тюремного заключения». Моряки, уверенные, что выйдут из здания суда полностью свободными, не поверили своим ушам. Они ловили каждое слово зачитанного приговора, ожидая услышать долгожданное «но»… которое так и не последовало. Фактически членам экипажа предстояло провести за решеткой еще пять лет, поскольку их заключение длится с 2013 года. За один день атмосфера эйфории и ликования в зале суда перевернулась на 180 градусов. Старшего механика Валерия Сидоренко, капитана Валентина Дудника и остальных 33 членов многонационального экипажа, среди которых были и граждане Индии, отвезли в тюрьму, где они провели два с половиной года без права выйти под залог.

Вместо заключения

Как говорится, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. Апелляции и очередные слушанья завертелись с новой силой. Все последующее время команда обвинения и судьи безжалостно тянули время. Сперва прокурор не появлялся в зале суда, затем несколько раз меняли судей. Все это время экипаж охранного судна, заключенный в тюрьму только по той причине, что ему не повезло оказаться в Индии, изнывал за решеткой. Ухудшалось здоровье капитана Дудника, теряли надежду остальные члены команды. Подавленным морякам ничего не оставалось, как отсылать письма во все инстанции.

Велись переговоры и на высшем уровне. Где собака зарыта, наконец, стало ясно, когда премьер-министр Индии потребовал от премьера Великобритании выдать двух беглецов, которые попросили у последнего политического убежища. На что тот ответил, что эта процедура вне его полномочий, ведь это юрисдикция Интерпола.

А тем временем очередной судья, потратив девять месяцев на рассмотрение дела, взял самоотвод, сославшись на то, что он не компетентен для ведения этого дела. Для заключенных моряков появился шанс. В этом случае, согласно закону, подсудимые могут сами выбрать судью. Выбор пал на того, кто несколько лет назад в первый раз признал их невиновными. В стенах тюрьмы им пришлось прождать еще два месяца, когда 27 ноября 2017 года, наконец-то, весь экипаж охранного судна Seaman Guard Ohio услышал долгожданное «невиновны», окончательное и нерушимое. В своем решении уполномоченные органы вынесли своей стране вердикт: Индия совершила вооруженных захват мирного судна.

«На решение суда, возможно, повлияли слова главы МИДа Великобритании о том, что они камня на камне не оставят от их добрых дипломатических отношений с Индией, если суд не примет законного решения», – рассуждает старший механик.

В этот раз власти не тянули со свободой моряков и открыли перед ними двери уже на утро следующего дня. «Мы настолько не поверили в услышанное, что из тюрьмы нас просто выгоняли!» – рассказывает Валерий Федорович.

Документов (гражданский паспорт, паспорт моряка и другое) им так и не вернули, эти книжечки так и остались где-то в отделениях индийской полиции.

Валерий Сидоренко подсчитал, сколько по-настоящему стрессовых случаев ему пришлось пережить за четыре года заключения – 35. Иными словами, 35 ситуаций, когда старший механик не мог понять, что с ним произойдет уже на следующий день.

«Я понял, как же юридически я беззащитен, проживая в такой стране, как Украина, – говорит он. – Ни мои права, ни права других украинцев наш МИД практически не интересуют. По возвращении на родину больше всего мне хотелось, чтобы украинская власть вступилась за нас, подав иск против Индии за то, что та незаконно удерживала нас в тюрьме. Как, например, это сделала Эстония. Однако, вернувшись, я не встретил ничего подобного, будто и не было этих кошмарных четырех лет. Вместо наших властей, неоценимую поддержку нам оказало ITF, хотя я даже не членствую в этой организации».

Теперь воды возле Индии Валерий Сидоренко склонен называть не иначе как зоной повышенного риска, не безопаснее, чем Гвинейский залив, Сомали или Красное море. Морское пиратство и без того внушает серьезные опасения морскому сообществу, теперь же правовые государства оказывают ему достойную конкуренцию в неправомерных действиях.

Сейчас Валерий Федорович вернулся в родной Черноморск, хоть город и носит теперь другое название. В окружении дочерей Анны и Виталины и внуков вспоминает знакомые улочки и все никак не может надышаться свободным воздухом.

Записано со слов старшего механика Валерия Сидоренко