Морская книга предложений. Что на повестке дня у Морской администрации

146

В августе прошлого года начала свою деятельность новая структура Государственная служба морского и речного транспорта Украины (Морская администрация), занимающаяся морским сектором Украины. За восемь месяцев работы Морская администрация ввела ряд нововведений и еще ряд предложений находится на рассмотрении в Администрации президента. The Maritime Telegraph/«Морская правда» решила выяснить, что сейчас находится на повестке дня у службы морского и речного транспорта Украины и каких изменений стоит ожидать в ближайшем будущем. Наш корреспондент встретился с первым заместителем Главы Морской администрации Дмитрием Бариновым, который ответил на несколько наших вопросов.

МТ/МП: Дмитрий Анатольевич, в начале февраля вас выбрали в члены наблюдательного совета ГП «АМПУ». Расскажите, пожалуйста, что это за инициатива Кабмина и кто входит в наблюдательный совет?

ДБ: Наблюдательный совет АМПУ это один из шагов корпоративизации этого предприятия. АМПУ образовалась в рамках реформирования портовой отрасли. Прежняя форма управления всегда вызывала вопросы у иностранных партнеров и потенциальных инвесторов. А потому, в рамках реформирования и дальнейшей корпоративизации был создан новый орган – наблюдательный совет. В него входят семь экспертов портово-морской отрасли: четыре – независимые (очень тщательно отобранные профессионалы, среди которых есть также иностранцы) и три зависимых, то есть делегированных от государства. Такой микс профессионалов призван помогать и советовать руководству АМПУ в решениях важных вопросов, как стратегия дальнейшего развития, распределения финансов, кадровых перестановок, вознаграждений, проверок, аудитов и прочего. Наблюдательный совет создан с целью максимально упростить принятие тех или иных решений, внести в них свои профессиональные коррективы, а также сделать политику АМПУ более прозрачной и понятной для инвесторов и банков.

МТ/МП: Какими были критерии отбора в наблюдательный совет АМПУ?

ДБ: Отбор можно смело назвать суровым. На четыре места независимых членов наблюдательного совета подали свои резюме 46 граждан Украины и 39 иностранцевМой же опыт в морском и речном секторах достаточно разносторонний. В свое время я закончил Высшую мореходку, которая сейчас называется НУ «ОМА», работал на судах ЧМП в качестве командного состава, затем я был председателем правления ЧАО «Украинское Дунайское пароходство» и советником заместителя главы АМПУ по операционным вопросам. Проработав на флоте и береговых структурах, можно сказать, что я знаю ситуацию морского сектора изнутри. Возможно, именно эта разносторонность и сыграла ключевую роль при отборе моей кандидатуры в члены наблюдательного совета.

МТ/МП: Много ли практиковавших моряков в Морской администрации?

ДБ: Поскольку служба капитанов морских портов уже является частью нашей организации, моряков в Морской администрации безусловно прибавилось. Руководство, а именно Глава Дмитрий Петренко, его заместители – я, Дмитрий Баринов, и Дмитрий Балибердин также имеют опыт на флоте. Мы все заканчивали Одесскую морскую академию.

Бытует мнение, что без опыта плавсостава, тебе не стоит занимать место в государственных морских структурах. Это не так. Работая в морском секторе, безусловно важно иметь разносторонний опыт работы и в море соответственно. Однако я со своей стороны могу отметить, что кроме флотского опыта мне пригодились знания береговой работы, и более того – знания нормативно-законодательной базы. Это важно, так как государственный служащий работает исключительно в рамках того, что ему предписано законодательством. Более того, ты обязан знать и отслеживать принятие новых международных законов и конвенций, к которым присоединилась Украина.

МТ/МП: За последние несколько месяцев Украина стала на шаг ближе к ратификации Конвенции MLC 2006. В чем заключается важность принятия конвенции, учитывая, что большинство украинских моряков работают за границей?

ДБ: Пусть наши моряки и работают «под иностранным флагом», они все равно остаются гражданами Украины и должны быть защищены международной конвенцией. Должен отметить, служащие международно-правового департамента Морской администрации тесно сотрудничают с Администрацией президента Украины, где сейчас находится документ о ратификации. На совещании в Измаиле 12 февраля Петр Порошенко заявил, что внесет Конвенцию MLC 2006 на ратификацию, и этот вопрос, наконец, закроется.

МТ/МП: Почему этого не было сделано раньше?

ДБ: Ответ вас поразит. Огромное количество международных правовых документов, которые требовалось имплементировать в национальное законодательство Украины, просто находилось на каких-то задворках, в запыленных ящиках, где о них никто не заботился. Одна из задач Морской администрации заключается как раз в том, чтобы выдвигать новые предложения и нормативные акты на рассмотрение и принятие Министерству инфраструктуры. Так, со дня основания наша организация начала вносить новые и «забытые», как MLC 2006, международные конвенции, нормативы, протоколы на рассмотрение в вышестоящие органы.

МТ/МП: Как происходит подготовка и внедрение сервисных центров по предоставлению административных услуг морякам по принципу «Єдиного вінка»?

ДБ: Подготовка сервисных центров, можно сказать, вышло на финишную прямую. Мы планируем открыть центры в тех городах, где концентрация моряков максимальная. Речь идет об Одессе, Измаиле, Мариуполе, Херсоне, а также Киеве. В штат сотрудников мы будем приглашать молодых, приятных, заинтересованных в своей работе людей. В свое время я встречался с руководителем сервисных центров МВС Владиславом Криклием, чтобы перенять их успешный опыт создания аналогичных центров. Мне очень нравится, как грамотно налажена система работы их офисов. Вход-выход, место ожидания, детская площадка, кофейный автомат или кулер для воды – все продумано до мелочей. Как мне поведал Владислав Артурович, каждый новый сервисный центр ВМС их команда модифицировала и улучшала, основываясь на опыте ошибок предыдущих центров. Последним открытым офисом в Каменце-Подольском они по праву гордятся. Наши сервисные центры будут не хуже, а, скорее, даже лучше! Первый центр мы планируем открыть именно в Одессе.

МТ/МП: Уже несколько лет Министерство инфраструктуры рассматривает возможность грузовых перевозок речным транспортом, как альтернативу автомобильному. Собирается ли Морская администрация поддерживать эту инициативу, и что необходимо выполнить в первую очередь в рамках этого проекта?

ДБ: В 2018 году объем грузоперевозок по Днепру увеличился на 22,4 % (9,905 тонн) по сравнению в 2017 годом. Это говорит о том, что появился реальный интерес к перевозкам (в первую очередь зерновых грузов) по Днепру. Мы хотим, чтобы этот рост стал неуклонным, и все, что ранее везлось железной дорогой, перевозилось речным транспортом. Взгляните на карту Украины: как прекрасно расположено русло Днепра, река охватывает многие зерновые области. Осталось сделать соответствующую инфраструктуру – что, увы, очень сложно. Чтобы создать комфортные условия для перевозчиков по Днепру, нужно выполнить несколько первостепенных реформирований. Для начала необходимо изменить правила речного судоходства, которые описаны еще в советском документе. Мы до сих пор им пользуемся, хоть он уже безнадежно устарел. Следующее, что подлежит замене, – это шлюзы, которые находятся сейчас в аварийном состоянии. Средств, которые выделяет УкрВодШлях, хватает только на текущий ремонт. Необходимо заниматься углублением и расширением русла реки, которые дадут возможность большим судам и баржам проходить по Днепру. Речная информационная система – еще один пункт, которым крайне важно заняться. Службы речных портов банально не могут отследить маршрут и позиции речных транспортных средств, не ясно, нужно ли оперативно оказать помощь. Потенциал Днепра огромный, а за речным флотом дело также не станет. Компания «Нибулон» прекрасно показала, что новый флот можно и нужно строить. Все это – вызовы, стоящие перед Морской администрацией, и, уверяю, мы последовательно исправляем все недочеты.